1991: «КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА» О «СЕКРЕТНОМ УЖИНЕ»

Комсомольская правда о С.У.,1991
Комсомольская правда о С.У.,1991

Андрей Добров. Рок-н-ролл в пустом кармане («Комсомольская правда», весна 1991)

За четыре года существования наша группа — «Секретный ужин» на концертах играла почти со всеми музыкантами нашей страны — начиная с В. Цоя и заканчивая «Ласковым маем». Известности, как вы догадываетесь, нам это так и не прибавило.

Пиво, «Беломор» и рок-н-ролл!

Всю зиму 88-го я проработал в одном московском кафе с джаз-бандом. Ребята играли джаз, я пел рок-н-ролл, посетители кушали комплексную закуску, и мы тоже входили в стоимость этой закуски. Слава Богу, спиртное в этом кафе не продавалось, однако случались и драки. И это не выглядело, как смешная потасовка из старого фильма «Волга-Волга».

Однажды наш «Секретный ужин» приглашали «озвучить» банкет во ресторане Центрального дома туриста. В честь молодёжных баскетбольных команд из Японии. Все японские баскетболисты были мне по плечо! Мы примчались в ресторан после концерта в Лужниках, банкет уже шел вовсю и, к большому нашему удовольствию, все было «на халяву». И мы устроили «гастроли «Роллинг стоунз» в Японии» (в нашем понимании). В одной руке у меня была бутылка пива, в другой — папироса «Беломор», японские баскетболисты и баскетболистки визжали от восторга, и все шло замечательно, пока господа японские взрослые дяди через вполне советского переводчика не объяснили нам, что наша музыка развращаюше действует на японскую молодёжь, пригласив при этом заняться дегустацией того, что послал в этот вечер их японский бог. Мы съели все салаты и выпили все пиво, но вдруг увидели, что за невысокой перегородочкой культурно развлекается японская и наша номенклатура («на халяву» всё-таки). А на столах-то — «Чинзано», «Мартини», джин, коньяк… Какие коктейли мы составляли, поминая добрым словом В. Ерофеева! Под конец, ввиду того, что за музыку нам ничего платить не должны были, мы в качестве платы «натурой» прихватили то, что не успели выпить. И единственными конкурентами нам в этом были только официанты!

Чем они занимались в туалетах?

Наш «СУ» играл в одном небольшом Доме культуры. В программе, кроме нас, были «Женсовет», «Лимонадный Джо» и «Альянс». Это было как раз то время, когда рок-концерты уже переставали пользоваться особой популярностью и на них ходили в основном «свои». Действо происходило в ночь на 8 марта. Мы отработали нормально, но у публики эмоций было маловато — публика, естественно, опять пришла не на нас.

Другое дело, когда на сцену вышел «Альянс» — в накуренном воздухе замелькали стулья, какие-то пьяные люди полезли на сцену. «Гастроли «Роллинг стоунз» в Японии».

Под утро ошалевшие уборщицы выметали из туалета кучи окурков, бутылок и презервативов, возмущенно спрашивая друг у друга: «Чем они здесь занимались всю ночь?» Музыку слушали!
ДАЛЕЕ: продолжаем читать!

Теперь это уже в прошлом — немногие Дома культуры рискуют устраивать у себя подобные концерты. Хотя для нормального «живого» музыканта нет ничего приятнее, чем играть «клубные» концерты для небольшой аудитории, максимум человек в 200, когда прекрасно видно и слышно любую реакцию зала.

Мы кидали им это обратно

Самый большой концерт, в котором мы участвовали, это гала-концерт на празднике одной газеты в 1990 году в Лужниках. На Большой спортивной арене. В программе, кроме нас, — Джоанна Стингрей, «Любэ» и «Кино». Публика, естественно, пришла на «Кино».

Мы, как всегда, открывали концерт. Это наша традиция — сыграть первыми и смотаться. Если играешь в середине или, не дай Бог, в конце программы, будешь сидеть и ждать выхода на сцену, а это утомительно.

Итак, мы вышли на сцену. Народу — тысяч сто. И все кричат: «Кино»! «Кино»! Не будь у меня за плечами четырёх лет музицирования на улице, когда приходится реагировать в любой ситуации, я бы, вероятно, растерялся. Но тут я просто стал орать вместе со всеми (но только в микрофон): «Кино»! «Кино»! Публика ошарашенно замолкла, а мы воспользовались этим и «врубили». Тысяч двадцать было за нас, остальные продолжали требовать Цоя. Внизу началась давка — солдаты из ограждения и зрители мяли друг другу бока. В нас что-то летело, а мы кидали им это обратно и показывали руками разные неприличности. Обстановочка была такая, о какой может лишь мечтать подавляющее большинство наших «рокеров» — когда под твою музыку сто тысяч человек бьют друг другу лицо.

Пожалуй, самое неприятное на таких концертах — это то, что публика находится от тебя слишком далеко и ты не можешь определить, каково её настроение. Кроме того, очень нервируют все эти модные певцы и певички. которые работают под фонограмму, но тем не менее вечно ходят, задрав нос, как будто они с детства привыкли какать в золотой горшок с фамильным гербом. Когда Н. Гулькина, например, начала петь живьём, мне даже стало её жалко — после первых трёх минут она сбила себе дыхание и никак не могла попасть в тональность.

И ещё. У нас так привыкли устраивать «фонограммные» концерты, что выступать живсём — сущее мучение. То барабаны не привезли, то звукооператоры ушли пить чай. Создаётся впечатление, что звукооператоры фирмы «ЛИС’С», с которыми мы частенько имеем дело, выпили весь чай. И съели весь сахар.

Техасско-бурятские танцы

Однажды мне довелось играть в резиденции американского посла на встрече делегаций из Техаса и Бурятии. У нас была сборная команда, игравшая американский «классический» рок-н-ролл (нас подобрал какой-то их человек, когда мы «лабали» на улице). В резиденции было очень красиво, нас просили играть потише, чтобы техасцы и буряты могли без помех переваривать дары «Макдональдса». Скажу честно, играть для американцев их, чуть ли не национальную, музыку очень приятно — американцы жутко удивляются, что рок-н-ролл уже успел проникнуть и в Россию, и начинают моментально, что называется, «тащиться». Нам, как музыкантам, кроме гамбургеров, выдали по стакану разбавленного виски со льдом… Честное слово, это был очень непривычный напиток. Ещё бы, мы привыкли его пить неразбавленным.

Буряты и техасцы остались довольны.

Кстати, из этой статьи у вас может сложиться впечатление что мы только и занимаемся тем, что выпиваем. И впечатление это будет неправильное . Мы выпиваем очень редко и всегда после работы — попробуйте выпить перед тем, как выйти на сцену, — вы не выдержите и двух минут напряжённой работы.

Хотя, я вам не скажу за всю Одессу.

Деньги решают всё!

Очень немногие музыканты могут обеспечить себя и свою семью, очень немногие музыканты богаты. Но большинство держится только на собственном энтузиазме, на своём маниакальном влечении к музыке. В нашей стране практически невозможно стать известным, если у тебя нет денег, чтобы заплатить за запись на студии, за съёмку клипа, за рекламу, за показ клипа по телевидению, иногда и за участие в каком-либо престижном концерте.

Менеджеры в нашей стране привыкли делать легкие деньги — они «выращивают» технологически «дешёвые» группы и получают от них максимальную прибыль. Чем ниже опускается уровень советской публики, тем легче делать на ней деньги.

Если вы до сих пор убеждены, что талант сам должен пробивать себе дорогу, я вам скажу — у нас никогда не будет хорошей современной музыки!

А.ДОБРОВ

С.У., апрель 1991, ДК МГУ
С.У., апрель 1991, ДК МГУ
Об этом нужно срочно рассказать:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *